«САРАНЧА»


                             



Новый спектакль театра Сатиры на Васильевском острове по пьесе сверх-популярного сербского драматурга Биляны Сбрлянович поставлен новым главным режиссером театра Анджеем Бубенем. Этой постановкой театр реально начинает осуществление своего нового художественного курса, нацеленного на освоение современной драматургии (которой, по утверждению некоторых театроведов, - не существует).
Действие происходит в пост-коммунстической Сербии. В Белграде. В большом европейском городе. Может происходить в Москве, в Петербурге, в Стокгольме или в Париже. Действующие лица - горожане, средний класс, буржуа… Слово «бржуазность» настойчиво повторяется автором на протяжении всего спектакля. Но поскольку, в русском языке существует равнозначное слову «буржуа» слово «мещанин», то можно назвать героев пьесы «мещанами». Незыблемость устоев, внешний и внутренний покой и комфортность существования. Нас не трогают - и мы никого не трогаем. Беда тому - кто вольно или невольно вторгается в жизнь мещанина, доставляя ему беспокойство. «Оставьте меня, иначе - убью!» И убивают. Точнее - убили бы, если бы речь шла о «старой драме». В новой драматургии все гораздо интереснее. Опять же, в соответствии с Откровением: «И дано ей (саранче) не убивать, а только мучить…» Кого? Прежде всего, самих себя…
Драматург и театр ни на йоту не позволяют себе впасть в прокурорский тон. Несостоявшимся отцеубийцам, и вполне состоявшимся предателям, прелюбодеям, садомитам себялюбцам, эгоистам и другим, казалось бы окончательно омерзительным персонажам - «саранче», автор щедро дарует если не прощение, то хотя бы шанс на понимание и сочувствие.
Пьеса прямо-таки провоцирует воссоздать ненавистный всем пестрый мир гламура, но художник Елена Дмитракова предлагает строгое черное пространство ограниченное стеклянным коридором. Из предметов - потертый стол, такие же, без всяких излишеств, стулья, и демонстративно пустые белые тарелки, из которых персонажи, все в белом, или хотя бы в светлом, так же демонстративно все время что-то едят. (Такой нехитрый способ обозначить «саранчу», как ненасытное существо.) В общем - ничто не мешает погрузиться в «драму бытия» этой самой «саранчи». А возникает она, «саранча», буквально, как в Откровении Иоанна - «из дыма», который наполняет сцену и зал перед началом спектакля.
Действие в спектакле почти бессвязно, время тягуче, пространство сжато. Это напрягает? Отнюдь. После нескольких минут дискомфорта, когда режиссер нарочито пугает публику эксцентрическими выходками персонажей и акробатическими этюдами актеров на спинке стула, ощущаешь себя втянутым в орбиты мирков человечков, что снуют по сцене и стаплкиваются, порою самым неожиданным образом. Об акробатике начисто забыто, если не считать нечастых запрыгиваний на стол и стулья. С этой условностью, в конце-концов, можно смириться.
Реплики «Постороннего» - лица от автора (з.а. России А. Цыпин) об омерзительности героев драмы, ровным счетом ничего не значат, ведь в каждом из них частичка от нас: усталость, одиночество, страх перед будущим и страх смерти, желание чтобы просто полюбили и пожалели, не спрашивая - за что. И их беспросветно жаль, как можем мы пожалеть лишь самих себя, любимых. В общем, опять, как в Откроваении - «лица человеческие». По-настоящему пугают лишь две особи женского пола - Дада (н.а. России Н. Кутасова) и Алегра (Л. Лазарева), - мать и дочь. Впрочем, месть ближним и всему миру за собственное ничтожество - это тоже очень человечно…
При всей мрачноватости спектакля, он насыщен тонким юмором, причем далеко не всегда «черным». Переходы от «прозы жизни» к библейским высотам происходят мгновенно и без патетики, мистика соседствует с обыденностью, а злободневность с вечностью.
Как сказал один из зрителей по поводу спектакля: «Верной дорогой идете, товарищи!» Дорога, на которую вступил театр, обещает быть крайне интересной.

                                                                                                                                             А. Ильинский, Журнал «Зрительный ряд»
И из дыма вышла саранча на землю… И сказано было ей,                            чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям… Лица же ее - как лица человеческие…
                               Откровения св. апостола Иоанна Богослова

АКТЕР  и  РЕЖИССЕР   ИГОРЬ  НИКОЛАЕВ.    ПРЕССА О СПЕКТАКЛЕ САРАНЧА